Сечин руками владельца ННК отобрал у Токарева участок подешевле, чтобы продать подороже

Поддержать Штурмновости и Народное ополчение: ЖМИ!!!

Заброшенный испытательный полигон Ракетно-космической корпорации «Энергия» неподалеку от города Приморска Лениинградской области неожиданно оказался в эпицентре имущественного спора, в который были втянуты крупнейшие финансово-промышленные группы страны. С одной стороны на территорию претендовала «Транснефть» знакомого президента Путина еще по службе в Германии Николая Токарева, противостояли ей другие президентские друзья (преимущественно — акционеры банка «Россия») заодно с главным исполнительным директором нефтегазовой компании ПАО «НК “Роснефть”» Игорем Сечиным. В итоге борьбы за землю, начавшейся в 2011 году, здесь закрепился партнер «Роснефти» и предшественник Сечина на его нынешнем посту Эдуард Худайнатов. Чем мог привлечь владельца не самой успешной «Независимой нефтегазовой компании» этот такой далекий от его инеремсов актив?

Вот это бизнес: за 180 тыс покупаем, за 30 млн продаем

 

Фирма «Форт», зарегистрированная в Выборгском районе Ленинградской области, стала широкоизвестной только недавно, после того, как СМИ заинтересовались той самой земельной сделкой. Проведенные расследования выяснили, что в 2012 году эта структура получила 3,6 тысячи гектаров земли бывшего полигона и территорию, примыкающую к нефтеналивному порту «Приморск» государственной «Транснефти». 

Годом раньше правительство Ленинградской области хотело отдать всю эту землю для расширения порта, а губернатор даже подписал постановление, рекомендующее оказывать содействие порту с четкой схемой его границ. 

Но в 2012 году территориальное управление Росимущества в Ленинградской области продало эту землю Приморскому научно-техническому центру ракетно-космической корпорации «Энергия» за 180,6 тысячи рублей, или 2,5% от его кадастровой стоимости. И в том же году «Энергия» перепродала ее фирме «Форт» за 30 млн рублей , после чего оперативно самоликвидировалась. 

Журналисты выяснили, что получившей огромную территорию фирмой через офшоры владеет Эдуард Худайнатов, среди совладельцев фигурирует еще одна офшорная контора, связанная с активами петербургского предпринимателя Ильи Трабера — одного из фигурантов испанского уголовного дела «тамбовско-малышевского» сообществаЮ известного по кличке «Антиквар».

 

«Свой, тутэйшый»

 

Регион, в котором развернулись земельные бои, никогда не был чужим для Антиквара. Земли, за которые развернулась борьба, находятся в Выборгском районе Ленинградской области, - а Трабера называли лидером «выборгской группировки». Он контролировал многие крупные бизнесы в этом районе, как известно, был совладельцем Петербургского морского порта. 

Родственники чиновников Выборгского района, которые хорошо знали Трабера, вместе с его партнерами участвовали в бизнесах по заправке топливом судов, хранению нефти и ее перевалке. Например, Константин Патраев был главой администрации Выборгского района с 2006 по 2012 год. Его сын Игорь вместе с людьми Трабера владел долями не только в местных бизнесах («Бункерной компании Петромарин» и «Росэстпетронал»), но и в «Первом мурманском терминале», созданном для развития нефтепогрузочного комплекса Мурманского порта. Любовь Цой — одна из первых владельцев фирмы «Форт», - родственница Олега Цоя, который руководил аппаратом предыдущего руководителя Выборгского района. 

Но усилий Трабера и его партнеров было бы недостаточно, чтобы поменять планы развития порта, в котором есть интерес у государственной «Транснефти». 

«Тут, видимо, использовали прием: хочешь противостоять одному другу президента — пригласи в бизнес другого его приятеля», — иронизирует человек, знакомый с ситуацией. И вспоминает, что когда бывшие владельцы Новороссийского порта столкнулись с претензиями Токарева по поводу нефтеперевалочного комплекса, который, по его словам, «увели» у «Транснефти», они привлекли в партнеры Аркадия Ротенберга.«Транснефть» все равно получила то, что хотела. Но по рыночной цене.

 

Не Чайке с Бастрыкиным перечить адвокату Егорову

 

После того, как земля досталась малоизвестной фирме «Форт», управляющая компания порта «Приморск» обращалась к генпрокуроруЮрию Чайке и руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину,   а также судилась за эту землю, но безрезультатно. 

В 2012 году совладельцами «Форта» стала кипрская фирма «Латериум Коммершиал», среди руководителей которой был Николай Егоров — однокурсник Путина по юрфаку Петербургского госуниверситета и один из основателей адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Позже совладельцем «Форт» стал еще один тяжеловес Николай Шамалов, который находится под санкциями, как человек из «ближайшего круга» Путина. 

Любопытные события происходили и в ракетно-космической корпорации«Энергия», чей приморский центр продал землю фирме «Форт». В 2011 году председателем совета директоров РКК «Энергия» стал Михаил Ковальчук(брат Юрия Ковальчука — основного владельца банка «Россия»), который тоже находится под санкциями. А вскоре структура, подконтрольная акционерам банка, — «УК Лидер» получила в РКК «Энергия» блокпакет. Шамалов, который был совладельцем «Форта», — акционер банка «Россия». 

Директором Приморского центра, который передал гектары малоизвестной фирме, была Яна Шапкина  — руководитель фирм-партнеров Трабера. А эти партнеры (к примеру, Александр Уланов и Марина Даниленко) пересекались по бизнесу с Шамаловым и его знаменитой компанией «Росинвест», которая финансировала строительство «дворца Путина» в Геленджике. 

Наконец, в 2014 году совладельцем «Форта» стала офшорная компания соратника Игоря Сечина — Эдуарда Худайнатова. Сейчас она основной владелец. 

У президента «Роснефти» Сечина и главы «Транснефти» Токарева давние рабочие разногласия. В спорах по поводу тарифов на прокачку нефти или о том, какая госкомпания больше достойна владеть стратегическими активами, они не раз обращались непосредственно к Владимиру Путину. Силы у них примерно равны, и претензии госкомпаний друг к другу решались с переменным для них успехом.

 

Поддержка «Роснефти»

 

Как рассказывают знакомые руководителей «Роснефти», Эдуард Худайнатов давно завоевал доверие Сечина. Еще когда Худайнатов возглавлял «Роснефть», а затем работал у Сечина заместителем, он, по рассказам знакомых, помог вернуть деньги госкомпании, которые ушли в прибалтийские банки при бывшем руководстве. 

«Это человек, которого можно на луну с лопатой высадить, вернуться через полгода и обнаружить сад», — говорил о работоспособности Худайнатова бывший топ-менеджер «Газпрома» и его деловой партнер Александр Рязанов. 

После ухода из «Роснефти» в 2013 году Худайнатов возглавил собственный бизнес (созданную годом раньше «Независимую нефтегазовую компанию» — ННК) и купил активы группы «Альянс» Мусы Бажаева. Связи с «Роснефтью» на этом не прервались. 

В 2014—2015 годах «Роснефть» закупила у ННК нефти больше, чем на 40 млрд рублей (по данным СПАРК). А в 2017 году — активов почти на 50 млрд рублей. «Роснефть» купила у ННК не только компании «Конданефть» и «Бурение, сервис, технологии». Но и компанию «Арт Авиа», которая оказывала «Роснефти» услуги, связанные с управлением парка элитных вертолетов и воздушными перевозками. «Арт Авиа» тоже стала известна после газетных публикаций: владельцем «Арт Авиа» числился менеджер ННК, а компания оказывала услуги «Роснефти» дороже, чем в среднем по рынку. Корреспондент «Ведомостей» столкнулся с угрозами, когда работал над материалом о том, как управляется вертолетный парк «Роснефти».

 

Звонок другу

 

При этом вместе с группой ННК нефть для «Роснефти» поставляет человек, который когда-то оказал бизнесу родственников Худайнатова большую услугу. 

Владиславс Скребелис был вице-президентом латвийского Parex Banka. Он визировал документы о кредите в $75 млн, который в 2006 году банк предоставил российскому «Североргсинтезу» в Ямало-Ненецком округе под строительство газоперерабатывающего комплекса. 

С кредитом вышел скандал. Проект не состоялся. И банк, а также его правопреемник, с 2011 года требовали вернуть долг, который вырос до $100 млн в российских и латвийских судах. Представители банка заявляли, что поручительство по кредиту подписывал руководитель компании «Севернефть» Жан Худойнатов, брат Худойнатова . Российская сторона отрицала подлинность подписи брата Худойнатова на документах. 

Тем временем «Новая газета» i выяснила, что «Севернефть» была семейным бизнесом Худайнатовых. Совладельцем компании через офшоры Luteano Holdings и Soulstar Trading был сын Эдуарда Худайнатова — Алексей. 

Правопреемник латвийского банка дошел до европейского суда по правам человека. Как он заявлял, оригиналы документов в итоге пропали. А российские суды встали на сторону Худайнатовых. 

Тем не менее отношения между Скребелисом и Худайнатовым продолжились. Бывший партнер Худайнатова уверял Forbes, что не знает о том, что связывает Худайнатова и Скребелиса. Предполагалось, что он может представлять интересы бывших владельцев латвийского банка, который был национализирован, оказавшись в кризисной ситуации. 

Как выяснилось, Скребелис сейчас — владелец компании «Сибнефтегазинновация 21 век», которая зарегистрирована по одному адресу с ННК в Томске. Он владеет ею через московские фирмы «Капитал» и «Ортис», у которых общие телефоны и гендиректор с компаниями из группы ННК. Гендиректор «Капитала» Карен Гукасян — это руководитель фирмы «Форт», которая получила земли, предназначавшиеся для развития порта «Приморск». Гукасян возглавляет многие компании группы ННК. 

В 2015 году «Роснефть» закупила у «Сибнефтегазинновация 21 век» нефти на $193,67 млн. В «Роснефти», «Транснефти», ННК и РКК «Энергия» на вопросы не ответили. Связаться со Скребелисом через гендиректора его компаний не удалось. 

«Поверьте, со временем на этой территории все будет хорошо», — заверил человек, близкий к фирме «Форт». 

«Не сомневаюсь в том, что все будет хорошо. Этот случай похож на ситуацию со многими государственными инфраструктурными проектами, когда до начала строительства земля под ними за бесценок распределяется в правильные частные руки. А спустя какое-то время государство выкупает ее, но уже по более высокой цене. Не исключаю, что тому же порту государственной «Транснефти» могут предложить выкупить этот земельный участок», — рассуждает замдиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. Он также отмечает, что финансовая поляна, на которой играют люди из президентского окружения, постоянно сужается, поэтому интересы влиятельных людей сталкиваются все чаще. «Кто из них больший друг, мы до конца так и не узнаем, но очевидно, что частные интересы одних друзей побеждают государственные интересы других», — полагает Шуманов.

 
****
 
Активы Худайнатова в руках мексиканского наркоторговца

 

«Независимая нефтегазовая компания» (ННК) была зарегистрирована в декабре 2012 года, до того, как Эдуард Худайнатов покинул «Роснефть» (это произошло летом 2013 года). 

С 2013 года и по крайней мере на 2015 год ННК принадлежала люксембургской фирме Dako Energy Investment, если верить отчетам ННК и СПАРК. 

А фирмой Dako Energy владела номинальная структура Rosevara Limited из Ирландии. Номинальные фирмы могут обслуживать интересы разных клиентов. Но любопытно, какого качества были деньги, которые проходили через Rosevara. 

В мексиканской, итальянской и немецкой прессе ирландскую Rosevara связывают с семьей мексиканского газового магната Мигеля Сарагоса и его группой компаний Grupo Zeta. В публикациях Rosevara фигурирует, как одна из фирм, через которую проходили деньги семьи Сарагоса. А ее патриарха ассоциировали с наркоторговлей в 90-е годы и отмыванием денег на рубеже 2000-х годов. 

Rosevara фигурирует в публикациях о даче взяток нигерийским чиновникам «высшего уровня» за возможность для международного совместного предприятия строить газоперерабатывающий завод. В итальянских публикациях о нефтегазовой группе Eni, чье дочернее предприятие в 2005 году получило возможность построить 6 платформ для добычи нефти в мексиканских территориальных водах. И в немецких статьях о бывшем министре финансов земли Рейнланд-Пфальц, который в 2009 году ушел в отставку после того, как не смог привлечь средства для обновления гоночной трассы Нюрбургринг, известной как один из старейших и протяженных гоночных треков в мире. Rosevara владела инвестиционная компания, которая хотела инвестировать в трассу, и это вызвало подозрения по поводу происхождения и качества денег. 

Владелец Rosevara — панамская Guanare — номинальная структура, предоставляемая клиентам компанией Mossack Fonseca для того, чтобы скрыть реальных собственников. Mossack Fonseca известна тем, что эта юридическая группа со штаб-квартирой в Панаме стала героем глобального расследования «Панамские файлы», которым занимались немецкая газета «Зюддойче цайтунг», Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), Центр по исследованию коррупции и оргпреступности (OCCRP) и десятки изданий по всему миру. 

В Grupo Zeta на письмо не отреагировали. В ННК и «Роснефти» не ответили на вопросы по поводу номинальных офшоров с интересной историей в структуре собственности ННК. 

Там также не прокомментировали, есть ли конфликт интересов в том, что ННК получает крупные контракты от «Роснефти», в то время как родственники президента «Роснефти» покупали земельные участки в подмосковной Барвихе у сына Худайнатова. 

вторник, 29 августа, 2017 - 12:15
Те, кто готов действовать, связаться с нами. жми сюда

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.