«Ректор всея Руси». Под маркой «друга Путина», ректор Горного университета и акционер компании «Фосагро» Владимир Литвиненко ощущает себя выше простых смертных

Поддержать Штурмновости и Народное ополчение: ЖМИ!!!

Кого с прибавлением?

Кто только не набрасывался в последнее время с критикой на ректора Горного университета Владимира Литвиненко, который, как говорилось везде и всюду, являясь еще и акционером компании «Фосагро», в результате придуманной им незатейливой схемы присвоил себе недвижимость возглавляемого им учебного заведения – а это несколько роскошных особняков, стоимость которых с учетом земли примерно 7 миллиардов рублей.

Сама схема такова - изначально эти здания, расположенные на Миллионной улице Санкт-Петербурга, возле Эрмитажа, и считающиеся объектами культурного наследия, в 2012 году были переданы ВУЗу после слияния нескольких университетов. Однако руководство института попросило Росимущество и Минобрнауки заменить эти особняки на другие здания на территории Васильевского острова – там уже находились учебные корпуса университета и просьба казалась логичной.

Был организован конкурс на выбор подходящего объекта, в нем победила мало кому знакомая фирма «Виктория», предложившая ВУЗу взамен подаренных Минобрнауки помещения, которые оказались расположены на территории, уже принадлежавшей университету. На ней планировалось построить многофункциональный комплекс. Конкурс на выбор инвестора строительства выиграла дочерняя компания «Фосагро» - «Фосагро-инвест». Наверное, по другому, с учетом того, что ректор Литвиненко был акционером головной компании, быть и не могло.

Но таким персонам, как Литвиненко, приближенным к ВВП, казалось, все можно – и никто особо не протестовал. Себе дороже. И даже информация о том, что явившаяся ниоткуда фирма «Виктория», вдруг победившая в конкурсе, это тоже детище Литвиненко – он-де, конечный бенефициар, просто констатировалась, лишь слегка предаваясь осуждению.

Поэтому ректора-удобрителя, использовавшего подвернувшийся момент и все свое влияние для личного обогащения, критиковали в основном неподотчетные госструктурам СМИ.

Однако, стоило чуть копнуть поглубже – и вот уже фирма «Виктория» к Литвиненко никакого отношения вроде бы как ми не имеет. Принадлежит кипрскому офшору Meissa Consulting, а тот в свою очередь – компании Morocast Limited, на 100% принадлежащей человеку, фамилия которого большинству простых россиян, знающих «своих» олигархов наперечет, ничего не скажет – Игорю Антошину.

Выходит, у нас в стране возможны честные тендеры, в которых победить может любой? Не обольщайтесь – не позиционирующий себя как медиа-персона Игорь Антошин, не имеющий никакого отношения к Горному «универу», тем не менее, является коллегой самого, как говорят, богатого ректора России Владимира Литвиненко, поскольку и тот и другой – акционеры уже упоминаемого «Фосагро».

Правда, в сделке, которую провернул «горный», никаких теневых возможностей господина Антошина не хватило бы. Начиная с 2008 года, когда университет объявил открытый конкурс на право заключения договора о совместной инвестиционной деятельности, в котором приняли участие фирмы, так или иначе связанные или с сотрудниками университета или их родственниками, или с самим Литвиненко, а на полученной земле позже вместо научного центра был построен элитный жилой комплекс – абсолютно за всем маячит тень всемогущего ректора.

Далеко не каждому учебному заведению за будь здоров дают землю, как в 1996-м, когда губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев выделил вузу квартал в Галерной гавани для строительства научно-лабораторного комплекса и факультета повышения квалификации, а в 2008 году, несмотря на то, что на участке ничего не было построено, город отдал под застройку еще один участок земли кадастровой стоимостью в 630 млн рублей.

Ну, а уже после получения таких лакомых кусков Литвиненко и К, и начинают претворять в жизнь схемы, в результате которых, как мы рассказывали выше, вчерашняя университетская недвижимость на 7 миллиардов рублей оказалась в частных руках.

Кому из компаньонов и участников событий сколько досталось в реальности неизвестно – но, думаю, никто в накладе не остался. Ни Литвиненко, ни Антошин.

Ху ис… господин Антошин?

О самом Антошине, в отличие от Литвиненко известно немного. Он стоял у истоков компании «Фосагро» – еще с конца 90-х он, по данным Forbes, был правой рукой совладельца компании Андрея Гурьева-старшего, в 2005-м выкупившего 50% акций у бывшего их держателя «Менатепа» Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, у которых уже наступали нелегкие времена с последующими сроками. Предполагалось, что цена сделки была в районе 200 миллионов долларов, часть которых Гурьеву то ли дал, а после стал совладельцем Игорь Антошин, то ли последний был неким посредником по сделке между сторонами, которые слыли в мире бизнеса «великими комбинаторами», за что и получил пай в компании.

До 2014-го Антошин вполне удовлетворялся тем, что имеет – но потом начал свои акции понемногу распродавать. Сначала семье Гурьевых достались 2,7% за 8,9 миллиардов рублей. А весной этого года и Литвиненко прикупил у Игоря Антошина 4,81% акций за 14,949 млрд рублей ($262,5 млн по курсу на дату покупки). На London Stock Exchange (LSE) в тот день 4,81% акций «Фосагро» стоили $263,5 млн., что довело долю Литвиненко в «Фосагро» до 19,35%. На LSE такой пакет стоит уже $1 млрд.

Думаю, на акции «Фосагро», кинь Антошин их в свободную продажу, нашлось бы немало желающих – можно было даже поторговаться и взять с этого больше. Но Антошин продает акции именно Литвиненко, хотя визуально этих двух людей объединяет лишь компания «Фосагро» – ни дружбы, ни общих коммерческих интересов между ними замечено не было. Поэтому можно предположить, что часть этой сделки проводилась по так называемому «взаиморасчету» – один уступает другому акции, увеличивая долю того в «Фосагро», за что его структурам перепадает какой-нибудь лакомый кусок, находящийся в сфере влияния покупателя акций.

В «сфере влияния» у Литвиненко находится Горный университет и придуманная им схема обмена «шила на мыло». Во владении кипрского оффшора Антошина – фирма «Виктория». Что-то еще добавить?

Сам Антошин спокоен и через своего представителя заявляет, что ему «понадобились средства, которые будут направлены на финансирование проектов, не связанных с группой «Фосагро». А ведь компания – крупнейший в стране производитель удобрений, перспектив на рынке масса, да и присутствие в ней Литвиненко – лишний гарант от атак рейдеров.

То, что бессменного члена совета директоров, а с 2006 по 2009 гендиректора «Фосагро» кто-то из компании выживает, верится с трудом. Получается, сам Антошин вырос из «Фосагро» – как говорится, малы стали штанишки. Захотелось расширять бизнес, но уже без коллег из «Фосагро».

Но по данным «Форбс» на начало 2017 года Антошин занимал 141 место в рейтинге отечественных богачей с «жалкими» 700 миллионами долларов капитала.

Жалкими именно для масштабных проектов, в которые, понятное дело, он будет привлекать сторонние инвестиции – но и своих «бабок» надо иметь не в миллионах, а в миллиардах. Иначе, с тобой никто связываться не будет – в случае провала проекта, что с тебя взять?

А так как весной 2016-го Антошин вписался в проект «Новый берег» в Санкт-Петербурге с общим размером частных инвестиций в 250 миллиардов рублей, становится понятно – зачем Антошину понадобились свободные деньги, которые он получил после продажи части акций в «Фосагро». Да и в случае каких-то неудач, в «Фосагро» у Антошина еще остаются чуть больше 7% акций – как говорится, на хлеб с маслом хватит.

Младший партнер правит бал?

Кто фактически осуществляет коммерческую деятельность «Фосагро» - сие можно разве что предположить. На поверхности есть три основных акционера, из которых гурьевская доля фактически хозяйская – но о каких-то конкретных решениях семьи мало кто слышал.

Доля Литвиненко значительно меньше – но сам господин ректор имеет связи на самом верху, а такое ценится наравне с акциями. И все-таки такое ощущение, что всеми делами в компании заправляет младший партнер Игорь Антошин. Одна история, случившаяся внутри «Фосагро», ясно говорит о том, кто там главный манипулятор.

В свое время в компании на должности руководителя налогового управления работал Игорь Сычев, который реально столько денег сэкономил своим хозяевам, что его впору на руках было носить.

В первый же год работы Сычев избавил работодателей от необходимости платить 2 миллиона долларов по налоговым претензиям, потом по делу ЮКОСа, к которому имела косвенное отношение «Фосагро», отстоял еще 17 миллиардов рублей, и через суд добился выплаты компенсации в 300 миллионов рублей!

Единственная глупость этого умнейшего человека была в том, что он на слово поверил своему начальнику Игорю Антошину, обещавшему ему за ударный труд «золотой парашют» в 13 миллионов долларов и 1% акций «Фосагро».

Однако, время шло, а Антошин, слово которого вылетело при свидетелях, словно и забыл о том обещании. Разобиженный Сычев обратился к фактическому владельцу фирмы Андрею Гурьеву, который переадресовал его к… тому же Антошину. Из этого можно сделать вывод, что несмотря на статус хозяина в компании, Гурьев старался лишний раз или не влезать в дела «младшего партнера» или по какой-то причине не мог указать ему решить вопрос по Сычеву.

Позже уже уволившийся из «Фосагро» Сычев получил вознагрождение – не то, что обещали, но и 5 миллионов долларов, как говорится, на дороге не валяются. Правда, о «ложке дегтя» он узнал постфактум – 5 зеленых «лямов» оказались не премией, они были оформлены как… займ.

С тех пор Сычев много раз пытался найти правду – писал претензию в совет директоров «Фосагро» и даже обращался к международным юристам-экспертам, поддержавшим его позицию. Но в «Фосагро» претензии дали отворот-поворот.

Сычев не отступал и… стал фигурантом уголовного дела по обвинению в вымогательстве по абсолютно надуманной причине в виде письма в почтовом ящике Антошина, внутри которого была… часть высказанных Сычевым претензий к компании. Та часть, в которой он требует деньги…

По какой причине компания зажала ему не такие уж большие для нее деньги, Сычев искренне не понимал. Ведь «Фосагро» процветает – ожидаемый денежный поток в период 2015-2017 – 1 миллиард долларов, из которых порядка 75% будет направлено на финансирование капиталовложений и выплату дивидендов акционерам, которые и без того себя не обижают – в год увольнения Сычева господин Гурьев купил себе дворец в Лондоне за 450 миллионов долларов.

Сычев уверен – главные акционеры «Фосагро» экономят не только на наивных, верящих на слово сотрудниках, а потом попросту их «кидают». Они еще обманывают государственный бюджет, за последние годы, не доплатив налогов почти на 5 миллиардов рублей.

Еще Сычев предполагает, что «Фосагро» имеет отношение к рейдерскому захвату ЗАО «Метахим» несколько лет назад, где фигурировал питерский Горный университет – так что, вышеупомянутая сделка с антошинской «Викторией» для «горного» в череде «хитроумных» комбинаций на грани фола.

Все заявления и предположения Сычева оказались криком идущего по пустыне, а он сам стал «лицом, находящимся в федеральном розыске по подозрению в вымогательстве». Какое-то время Сычев еще угрожал главным акционерам «Фосагро» международными судами – но со временем понял, что тех, кто его надул, ему не переиграть. И хотя сумма, которую, по его мнению, «Фосагро» должны ему с учетом моральных издержек не маленькая – 50 миллионов долларов, он, признавая свою правоту, готов отказаться от этих денег, поскольку, «спокойствие семьи стоит дороже».

«Я не скрываю, я попросил Антошина закрыть эту историю, я ничего уже не хочу, я просто устал», – сказал во всеуслышание Игорь Сычев, а по поводу так и не полученных десятков миллионов, выразился коротко и емко: «Пусть подавится».

«Кидок» на поток?

Что интересно, среди ярких бывших сотрудников «Фосагро» Сычев не единственный «кинутый на бабки». Бывший топ-менеджер компании Александр Горбачев, так же стоявший у истоков создания «Фосагро», по его собственному утверждению, доверил пакет акций стоимостью в 1,2 миллиарда долларов Андрею Гурьеву при прямом содействии советника Гурьева Игоря Антошина, по устной договоренности.

Позже, когда над ЮКОСом, к которому так же имел отношение Горбачев, сгустились тучи, он сбежал в Великобританию и получил политическое убежище, а в 2015-м попытался отбить свои акции у «Фосагро» через прокуратуру Кипра.

Но по утверждению специалистов, получить свои акции или компенсацию за них в подобного рода случаях можно на условиях компромисса между всеми сторонами. Сычеву в свое время «Фосагро» дало 5 миллионов долларов… взаймы вместо 13 миллионов премиальных – большего, кроме обвинения в вымогательстве он не добился.

Что получится у политического «беженца» Горбачева? «Хозяин» Гурьев вмешиваться ни во что не будет – он катается как сыр в масле, в том числе, и благодаря дивидендам «Фосагро» и, похоже, смотрит в рот Антошину. Так и видится картина при возникновении какой-то проблемы, где Гурьев спрашивает у своего вечного советника: «Игорюша, что делать-то будем?!».

У Литвиненко тоже все ровно. Ректорство, связи, деньги – в «Фосагро» он, несмотря на некоторое увеличения пакета акций, как бы с одного краю. С того, где выплачиваются те же дивиденды. С другого краю, где решаются проблемы, он предпочитает не появляться. Но когда нужно проявить «гибкость позвоночника», он старается понимать важность момента – и тогда в большом деле с участием серьезных госструктур появляется малюсенькая фирма «Виктория», прописанная в оффшоре, и… заказывает «музыку». И все участники событий довольны – у них прибыло…

Когда подвластно все

Тем не менее, о Литвиненко хочется сказать особо. Гурьев и Антошин – обычные российские капиталисты, в делах которых, как говорится, все средства хороши. Владимир Литвиненко, помимо прочего, ректор Горного университета, госслужащий, который свою должность использовал практически в открытую для получения личной выгоды – и в тех схемах, которые он сам или при помощи партнеров или подручных привел в действие, нет даже намека на выгоду для возглавляемого им учебного заведения и, тем более, для государства. Но для отечественного госчиновника это вроде как в порядке вещей…

Тем более, не впервой и применяемо к самым разным ситуациям – в том числе, личного характера и так же с использованием служебного положения и дружеских связей на самом верху. К примеру, недавно дочь друга президента РФ Ольга Литвиненко подала заявку на вступление в движение «Открытая Россия» Михаила Ходорковского, которого, наверное, впору назвать «лучшим врагом» президента.

По ее словам, она хочет бороться против скатывания России к диктатуре, разъяснить Европе тот факт, что никакой демократии в России нет, что каждое судебное решение там либо продавлено "сверху", либо куплено.

Она отметила, что должна сделать все необходимое, «чтобы Россия встала на путь демократического развития, чтобы суды стали по-настоящему независимы, чтобы правоохранительная система перестала быть карательной машиной против инакомыслящих».

Вот сейчас кто-то скажет – дурью мается очередная представительница золотой молодежи. И ошибется. Побыв в свое время депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга от «Справедливой России» дочка сбежала от папаши в Европу, возможно, наглядевшись, как родитель вертится и богатеет как раз внутри той самой диктатуры.

И когда, казалось бы, самое интересное уже произошло, начинается вообще нечто невероятное и для простого смертного неподъемное. Литвиненко плевал на скандалы и косые взгляды – его позиции прочны – и вот он, пытаясь перехватить сбежавшую дочку на границе, заявляет о ее похищении, добиваясь объявления Ольги в розыск и уголовных дел для нескольких ее верных помощников.

Не будем сегодня изучать – насколько искренни взгляды и высказанные идеи Ольги Литвиненко и не делает ли она все эти «выкрутасы» банально назло отцу. Разговор о том, насколько у человека, считающегося другом Путина, выработан принцип вседозволенности, насколько он опьянен верой в свою безнаказанность, заявляя о похищении дочери – при том, что все вокруг знают, что преступления нет, но отводят глаза, делая вид, что верят и сочувствуют и никто даже не заикается о том, что ложный донос о тяжком преступлении само по себе уголовно наказуемое деяние. А потом делают вид, что что-то делают – ищут «похищенную» Ольгу, хотя весь мир знает, где она находится, заводят дела на ее соратников, только потому, что никто из них тайком не набрал номер «папы» и не наябедничал тому – мол, ваша дочь за границу намылилась.

В общем, разговор о том, что не реальные заслуги перед страной и своим народом, а ненавязчивый ярлык «друга президента» делают из человека этакого «святого», неприкасаемого, которому можно абсолютно все и ему за это не будет ничего. Что уж там говорить об университетской недвижимости на «каких-то» 7 миллиардов рублей? Вы слышали, чтоб кто-то из той системы, о которой упоминала Ольга Литвиненко, хотя б пальчиком погрозил ректору «горного» - мол, ты что делаешь?! И я не слышал. И здесь речь уже не о самом Литвиненко-старшем. Просто в той системе, где все давно распределено между своими, у каждого своя… «кормушка». Кто ж будет заглядывать в чужую, рискуя оставить свою без присмотра?

четверг, 20 июля, 2017 - 15:15
Те, кто готов действовать, связаться с нами. жми сюда

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.