19-летняя петербурженка умерла после четырех ошибочных диагнозов

Поддержать Штурмновости и Народное ополчение: ЖМИ!!!

В Санкт-Петербурге вынесено судебное решение по делу 19-летней девушки, умершей в 2015 году в Клинической больнице №122 им. Л.Г. Соколова. Выборгский районный суд постановил, что 122-я больница, Петербургский многопрофильный центр, Покровская больница и «Петербургская неотложка» обязаны будут выплатить матери погибшей компенсацию в размере более 4 миллионов рублей.

Дело в том, что несмотря на многочисленные обращения к врачам ни один из них на протяжении двух недель не заподозрил у студентки смертельное осложнение, развившееся на фоне приема гормонального контрацептива, рассказывает «Доктор Питер».

Ирина (имя изменено) умерла 7 ноября 2015 года, через полтора месяца после своего отца. До 20-летия она не дожила всего три недели. Мать девушки, лишившаяся самых близких людей, надолго слегла в клинику неврозов.

Смертоносный контрацептив

Во второй половине 2015 года Ирина принимала оральный контрацептив «Джес», выписанный врачом поликлиники Петербургского метрополитена, куда девушка обращалась по полису ДМС. В середине октября произошел сбой в приеме препарата. У девушки начались кровянистые выделения, а затем – боли в области спины и ягодицы. Она начала хромать.27 октября боли усилились, начала болеть левая часть поясницы, температура поднялась до 38 градусов. По полису ДМС девушка была направлена в ту же самую поликлинику. УЗИ не показало гинекологической патологии, однако анализ крови показал воспаление.

Четыре диагноза

В тот же день скорая доставила больную в Петербургский многопрофильный центр, где после компьютерной томографии ей был поставлен диагноз «миозит большой ягодичной мышцы слева, нарушение менструального цикла в репродуктивном периоде».

Врачи почему-то не обратили внимание, что в инструкции к оральному контрацептиву четко сказано: к побочным реакциям относится артериальная и венозная тромбоэмболия.

Благодаря выписанному врачом анальгетику боли немного стихли, Ира смогла передвигаться по дому, сидеть за столом и готовиться к занятиям. 31 октября она отправилась в университет сдавать зачет. Но на выходе из метро студентка начала задыхаться, ощутила сильное сердцебиение. На «Скорой» ее увезли в Покровскую больницу.

Там девушке спустя несколько часов девушке поставили новый диагноз - «астенический синдром, синусовая тахикардия», а затем отправили под наблюдение гинеколога по месту жительства.

Следующий день, 1 ноября – воскресенье, поликлиника не работала. Иру по-прежнему мучила тахикардия, боль в левой ягодичной мышце усилилась и уже распространилась на спину. Вечером вновь поднялась температура. Приехавшая по вызову «Скорая» сделала пациентке электрокардиограмму, но вновь никаких показаний к госпитализации не обнаружила. В эту же ночь боль распространилась на всю спину справа и весь правый бок.

Болеутоляющие перестали помогать и около 6 утра опять вызвали «Скорую». Приехала бригада «Петербургской неотложки». Теперь врач заподозрил у Иры остеохондроз позвоночника и поставил уже третий диагноз - «дегенеративно-дистрофическое заболевание позвоночника в поясничном отделе». А также рекомендовал ей «самостоятельно по состоянию» сходить на консультацию невролога.После отъезда «Скорой» состояние девушки стремительно ухудшалось. Переговоры со страховой компанией затянулись, и только около 2 ноября ближе к вечеру девушку направили на прием эндокринолога в ту же поликлинику петербургского метрополитена.

Эндокринолог и невролог поставили следующий, уже четвертый диагноз - «внебольничная левосторонняя пневмония, инфекционный миокардит».

«У Иры в палате начались судороги»

Около 22:00 с приема девушку, наконец, госпитализировали в Клиническую больницу №122 им. Л.Г. Соколова. Там прошли последние дни ее жизни - со 2 по 7 ноября. Ее лечили на терапевтическом отделении от пневмонии.

Как рассказала мама, самочувствие дочери незначительно, но улучшалось. 5 ноября вместе с друзьями Иры она навестила девушку. Та «была активна, жалоб не предъявляла, общалась с друзьями, гуляла по этажу».

А потом случилось страшное, вспоминает мать: «Утром в субботу, 7 ноября, я долго не могла дозвониться до дочери. Через некоторое время телефон взяла ее соседка по палате, которая сообщила мне, что у Иры в палате начались судороги и ее перевели в реанимацию. Через час, когда я смогла доехать до больницы, дочь находилась в отделении реанимации, меня к ней не допустили. Через непродолжительное время мне сообщили, что дочь умерла».

«Врачи, видимо, не задали простейшего вопроса…»

Причину смерти установили только эксперты городского бюро судебно-медицинской экспертизы в 2016 году. Девушка умерла из-за илеофеморального тромбоза, ставшего источником формирования тромбов, которые под действием тока крови мигрировали по венозной системе по направлению к сердцу и далее в легкие. Это проявилось в виде рецидивирующей тромбоэмболии легочной артерии и вызвало закупорку ее ветвей.

Судмедэксперты установили, что все четыре медучреждения имели возможность поставить корректный диагноз, если бы верно оценили совокупность данных о состоянии пациентки и ее жалобы. Однако этого не произошло.

«Можно только предполагать, но видимо, когда врачи назначали препарат, они не проверили свертываемость крови, наверняка не посмотрели гормоны щитовидной железы и половые гормоны, - прокомментировала «Здоровью Mail.Ru» гинеколог-эндокринолог Ирина Филатова. - Далее, врачи, которые принимали эту девушку после начала осложнений, видимо, не задали простейшего вопроса: а что она принимала».

Цена жизни

«5 октября судом с Петербургского многопрофильного центра взыскана компенсация морального вреда, причинённого матери, в размере 1 млн рублей, с Покровской больницы - 1 млн рублей, с «Петербургской неотложки» – 100 тысяч рублей, с Клинической больницы № 122 им. Л. Г. Соколова ФМБА России – 2 млн рублей, - сообщила адвокат Ольга Зиновьева. - Кроме того, пропорционально удовлетворенным требованиям о компенсации морального вреда с клиник также взысканы расходы на погребение девушки».

Отметим, что совсем недавно – в нынешнем октябре – Следственный комитет России предложил внести отдельной статьей в Уголовный кодекс ответственность за врачебные ошибки и ненадлежащее оказание медицинской помощи.

четверг, 12 октября, 2017 - 10:00
Те, кто готов действовать, связаться с нами. жми сюда

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые указаны на изображении.